ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ И ЕЕ МЕСТО СРЕДИ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИХ
Академия » Статьи » Лекции » Анатомия

ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ И ЕЕ МЕСТО СРЕДИ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИХ



Уникальные предложения для красоты и здоровья:


Выправляет спину Усиливает рост волос Надёжное похудение Деформация пальца

ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ И ЕЕ МЕСТО СРЕДИ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН

• Патологическая анатомия является составной частью пато­логии — науки, изучающей закономерности возникновения и развития болезней, отдельных патологических процессов и со­стояний.

В истории развития патологической анатомии выделяют че­тыре основных периода: анатомический (с древности до начала XIX века), микроскопический (с первой трети XIX века до 50-х годов XX века), ультрамикроскопический (после 50-х годов XIX века); современный, четвертый период развития патологи­ческой анатомии можно охарактеризовать как период патологи­ческой анатомии живого человека.

Возможность изучения патологических изменений органов человеческого тела появилась в XV—XVII веках благодаря воз­никновению и развитию научной анатомии. Наиболее значитель­ную роль в создании метода анатомического исследования, опи­сании строения всех важнейших органов и их взаиморасположе­ния сыграли в середине XVI века работы А.Везалия, Г.Фаллопия, Р.Коломбо и Б.Евстахия.

Анатомические исследования второй половины XVI — нача­ла XVII веков не только укрепили позиции анатомии, но и спо­собствовали появлению интереса к анатомии у врачей. Значи­тельное влияние на развитие анатомии в этот период оказали фи­лософ Ф.Бэкон и анатом У.Гарвей.

В 1676 г. Т.Боне сделал первую попытку на значительном ма­териале (3000 вскрытий) показать существование связи между обнаруженными при этом морфологическими изменениями и клиническими проявлениями болезни.

В XVII веке в Европе появились богатейшие анатомические музеи (Лейден), в которых были широко представлены патолого-анатомические препараты.

Важнейшим событием в истории патологической анатомии, определившим ее выделение в самостоятельную науку, стал вы­ход в свет в 1761 г. основного труда Дж.Б.Морганьи "О местопо­ложении и причинах болезней, выявленных анатомом".

В конце XVIII века были опубликованы многочисленные ра­боты, построенные на принципе клинико-анатомических сопос­тавлений, предложенном Дж.Б.Морганьи.

На рубеже XVIII и XIX веков во Франции Ж.Корвизар, Р.Ла-эннек, Г.Дюпюитрен, К.Лобштейн, Ж.Буйо, Ж.Крювелье широ­ко внедрили патологическую анатомию в клиническую практи­ку; М.К.Биша указал дальнейший путь ее развития — изучение повреждений на тканевом уровне. Ученик М.К.Биша Ф.Бруссе создал учение, которое отвергало существование болезней, не имеющих материального субстрата. Ж.Крювелье выпустил в 1829—1835 гг. первый в мире цветной атлас по патологической анатомии.

В середине XIX века наибольшее влияние на развитие этой отрасли медицины оказали труды К.Рокитанского, в которых он не только представил изменения в органах на различных этапах развития заболеваний, но и уточнил описание патологических из­менений при многих болезнях. В 1844 г. К.Рокитанский основал в Венском университете кафедру патологической анатомии, соз­дал крупнейший в мире патологоанатомический музей. С именем К.Рокитанского связывают окончательное выделение патологи­ческой анатомии в самостоятельную научную дисциплину и вра­чебную специальность.

Переломным моментом в развитии этой дисциплины явилось создание в 1855 г. Р.Вирховым теории клеточной патологии.

В России первые попытки организации прозекторского дела относятся к XVIII веку. Они связаны главным образом с деятель­ностью видных организаторов здравоохранения — И.Фишера и П.З.Кондоиди. Эти попытки не дали ощутимых результатов в связи с низким уровнем развития российской медицины и состоя­нием медицинского образования, хотя уже в то время проводи­лись отдельные вскрытия с контрольно-диагностическими и ис­следовательскими целями.

Становление патологической анатомии как научной дисцип­лины началось лишь в первой четверти XIX века и совпало по времени с улучшением преподавания нормальной анатомии в университетах. Одним из первых анатомов, обращавших внима­ние студентов на патологические изменения органов во время вскрытия, был Е.О.Мухин.

Впервые вопрос о необходимости включения патологической анатомии в число обязательных предметов преподавания на ме­дицинском факультете Московского университета был постав­лен в 1805 г. М.Я.Мудровым в письме к попечителю университета М.Н.Муравьеву. По предложению Ю.Х.Лодера, преподавание патологической анатомии в виде курса при кафедре нормальной анатомии было отражено в университетском уставе 1835 г. В со­ответствии с этим уставом преподавание самостоятельного курса патологической анатомии было начато в 1837 г. проф. Л.С.Сев-руком на кафедре нормальной анатомии. Профессора Г.И.Со­кольский и А.И.Овер начали использовать новейшие патолого-анатомические сведения в преподавании терапевтических дисци­плин, а Ф.И.Иноземцев и А.И.Поль — при чтении лекций по кур­су хирургии.

В 1841 г. в связи с созданием нового медицинского факульте­та в Киеве Н.И.Пирогов поставил вопрос о необходимости от­крытия кафедры для преподавания патологии в Университете Св. Владимира. В соответствии с уставом этого университета (1842) было предусмотрено открытие кафедры патологической анатомии и патологической физиологии, которая начала функ­ционировать в 1845 г.: ее возглавил ученик Н.И.Пирогова Н.И.Козлов.

7 декабря 1845 г. было принято "Дополнительное постановле­ние о медицинском факультете Императорского Московского университета", которое предусматривало создание кафедры па­тологической анатомии и патологической физиологии. В 1846 г. профессором этой кафедры был назначен Ю.Дитрих — адъюнкт факультетской терапевтической клиники, которой заведовал А.И.Овер. После смерти Ю.Дитриха в конкурсе на замещение ва­кантной должности приняли участие четыре адъюнкта терапев­тических клиник Московского университета — Самсон фон Гиммелыптерн, Н.С.Топоров, А.И.Полунин и К.Я.Млодзиевский. В мае 1849 г. профессором кафедры патологической анатомии и патологической физиологии был избран А.И.Полунин — адъ­юнкт госпитальной терапевтической клиники И.В.Варвинского.

Для современной медицины характерен постоянный поиск наиболее объективных материальных критериев диагностики и познания сущности болезни. Среди этих критериев морфологи­ческий приобретает исключительное значение как наиболее дос­товерный.

Современная патологическая анатомия широко использует достижения других медико-биологических дисциплин, обобщая фактические данные биохимических, морфологических, генети­ческих, патофизиологических и других исследований с целью ус­тановления закономерностей, касающихся работы того или ино­го органа, системы при различных заболеваниях.

Благодаря задачам, которые решает в настоящее время пато­логическая анатомия, она занимает особое место среди медицин­ских дисциплин. С одной стороны, патологическая анатомия — это теория медицины, которая, раскрывая материальный субстрат болезни, непосредственно служит клинической практике, с другой — это клиническая морфология для диагноза, дающая ма­териальный субстрат теории медицины — общей и частной пато­логии человека [Серов В.В., 1982].

Под общей патологией понимают наиболее общие, т.е. свой­ственные всем болезням, закономерности их возникновения, раз­вития и исходов. Уходя своими корнями в частные проявления различных болезней и основываясь на этих частностях, общая па­тология одновременно синтезирует их, дает представление о ти­повых процессах, характерных для той или иной болезни.

В результате прогресса медико-биологических дисциплин (физиология, биохимия, генетика, иммунология) и сближения с ними классической морфологии стало очевидным существование единого материального субстрата проявлений жизнедеятельно­сти, включающего весь диапазон уровней организации — от мо­лекулярного до организменного, и никакие, даже ничтожные функциональные нарушения не могут возникнуть и исчезнуть, не отразившись в соответствующих структурных изменениях на мо­лекулярном или ультраструктурном уровне. Таким образом, дальнейший прогресс общей патологии не может быть поставлен в зависимость от развития какой-либо одной дисциплины или их группы, так как общая патология сегодня представляет собой концентрированный опыт всех отраслей медицины, оцененный с широких биологических позиций.

Каждая из современных медицинских и медико-биологиче­ских дисциплин вносит свою лепту в построение теории медици­ны. Биохимия, эндокринология и фармакология раскрывают тонкие механизмы процессов жизнедеятельности на молекуляр­ном уровне; в патологоанатомических исследованиях законы об­щей патологии получают морфологическую интерпретацию; па­тологическая физиология дает их функциональную характери­стику; микробиология и вирусология являются важнейшими ис­точниками разработки этиологического и иммунологического аспектов общей патологии; генетика раскрывает секреты инди­видуальности реакций организма и принципы их внутриклеточ­ного регулирования; клиническая медицина завершает оформле­ние законов общей патологии человека на основе собственного богатейшего опыта и окончательной оценки получаемых экспе­риментальных данных под углом зрения психологических, соци­альных и других факторов. Итак, общая патология подразумева­ет такой подход к оценке наблюдаемых явлений, который харак­теризуется их широким медико-биологическим анализом.

Для современного этапа развития медицины характерно то, что дисциплины, ранее бывшие преимущественно или даже ис­ключительно экспериментальными (генетика, иммунология, биохимия, эндокринология, патологическая физиология и др.), становятся в равной мере и клиническими.

Таким образом, современная общая патология включает:

▲ обобщение фактических данных, полученных с помощью методов исследования, используемых в различных медико-биологических дисциплинах;

▲ изучение типовых патологических процессов (см. лекцию 2); а разработку проблем этиологии, патогенеза, морфогенеза бо­лезней человека;

▲ развитие философско-методологических аспектов биологии и медицины (проблемы целесообразности, соотношения структу­ры и функции, части и целого, внутреннего и внешнего, социаль­ного и биологического, детерминизма, целостности организма, нервизма и др.) на основе осмысления всей совокупности фактов, полученных в различных областях медицины; а формирование теории медицины вообще и учения о болезни в частности.

Быстрое развитие клинической физиологии, клинической морфологии, клинической иммунологии, клинической биохимии и фармакологии, медицинской генетики, принципиально новых методов рентгенологического исследования, эндоскопии, эхогра­фии и др. чрезвычайно обогатило наши знания о фактических де­талях и общих закономерностях развития болезней человека. Все более широкое использование неинвазивных методов исследова­ния (компьютерная томография, ультразвуковая диагностика, эн­доскопические методы и др.) позволяет визуально определять ло­кализацию, размеры и даже в известной степени характер патоло­гического процесса, что по существу открывает пути развития прижизненной патологической анатомии — клинической морфологии, которой посвящен курс ча­стной патологической анатомии.

Сфера применения морфологического анализа в клинике по­стоянно расширяется благодаря все возрастающей хирургиче­ской активности и успехам медицинской техники, а также в связи с совершенствованием методических возможностей морфологии. Совершенствование медицинских инструментов привело к тому, что практически не осталось таких областей организма человека, которые были бы недоступны для врача. При этом особое значе­ние для совершенствования клинической морфологии приобре­тает эндоскопия, позволяющая клиницисту заниматься морфоло­гическим изучением болезни на макроскопическом (органном) уровне. Эндоскопические исследования служат и целям био­псии, с помощью которой патологоанатом получает материал для морфологического исследования и становится полноценным участником решения вопросов диагностики, терапевтической или хирургической тактики и прогноза заболевания. Используя материал биопсии, патологоанатом решает и многие теоретиче­ские вопросы патологии. Поэтому биоптат становится основным объектом исследования при решении практических и теоретиче­ских вопросов патологической анатомии.

Методические возможности современной морфологии удов­летворяют стремления патологоанатома ко все возрастающей точности морфологического анализа нарушенных процессов жизнедеятельности и все более полной и точной функциональ­ной оценке структурных изменений. Современные методические возможности морфологии огромны. Они позволяют изучать па­тологические процессы и болезни на уровне организма, системы, органа, ткани, клетки, клеточной органеллы и макромолекулы. Это макроскопические и светооптические (микроскопические), электронно-микроскопические, цито- и гистохимические, иммуногистохимические и авторадиографические методы. Наблюда­ется тенденция к комплексированию ряда традиционных методов морфологического исследования, в результате чего возникли электронно-микроскопическая гистохимия, электронно-микро­скопическая иммуноцитохимия, электронно-микроскопическая авторадиография, существенно расширившие возможности пато­логоанатома в диагностике и познании сущности болезней.

Наряду с качественной оценкой наблюдаемых процессов и яв­лений появилась возможность количественной оценки при использовании новейших методов морфологического анализа. Морфометрия дала в руки исследователей возможности применения электронной техники и математики для суждения о достоверности результатов и правомочности трактовки выявлен­ных закономерностей.

С помощью современных методов исследования патологоана­том может обнаружить не только морфологические изменения, свойственные развернутой картине того или иного заболевания, но и начальные изменения при болезнях, клинические проявле­ния которых еще отсутствуют в силу состоятельности компенса­торно-приспособительных процессов [Саркисов Д.С., 1988]. Сле­довательно, начальные изменения (доклинический период болез­ни) опережают их ранние клинические проявления (клинический период болезни). Поэтому главным ориентиром в диагностике начальных стадий развития заболевания служат морфологиче­ские изменения клеток и тканей.

Патологическая анатомия, располагая современными техни­ческими и методическими возможностями, призвана решать за­дачи как клинико-диагностического, так и научно-исследова­тельского характера.

Вырастает значение экспериментального направления, когда ответы на сложные вопросы этиологии и патогенеза заболеваний ищут и клиницист, и патолог. Эксперимент используется пре­жде всего для моделирования патологических процессов и болез­ней, с его помощью разрабатываются и испытываются новые ме­тоды лечения. Однако морфологические данные, полученные в экспериментальной модели болезни, должны быть соотнесены с подобными данными при той же болезни у человека.

Несмотря на то что в последние годы во всех странах число вскрытий неуклонно снижается, патологоанатомическое иссле­дование остается одним из главных методов научного познания болезни. С его помощью осуществляется экспертиза правильно­сти диагноза и лечения, устанавливаются причины смерти. В свя­зи с этим вскрытие трупа как завершающий этап диагностики не­обходимо не только клиницисту и патологоанатому, но и меди­цинскому статистику и организатору здравоохранения. Этот ме­тод является базой научных исследований, преподавания фунда­ментальных и прикладных медицинских дисциплин, школой вра­ча любой специальности. Анализ результатов вскрытия играет важную роль в решении ряда крупных научно-практических про­блем, например проблемы изменчивости, или патоморфоза, бо­лезней. Значение этой проблемы постоянно возрастает, так как все чаще и чаще перед клиницистом и патологоанатомом встает вопрос: где кончается патоморфоз и где начинается патология терапии?



Garcinia Cambogia: удивительная правда о Камбоджийской Гарцинии